fox-express.ru

Геннадий Шаталов: «Репутация – это больше, чем пиар и хайп»

Направления деятельности Геннадия Шаталова кардинально менялись несколько раз. Многое, по его словам, определяла случайность. Сейчас наш собеседник – председатель правления Фонда развития общественных связей Region PR, основатель конкурсов и премий Russian Event Awards, «Маршрут года», «Туристический сувенир», «МедиаТур». Сам он называет себя коммуникатором. А в интервью RATA-news рассказал, как заслужить доверие регионов, какие из них ярче продвигают свои туристические возможности и где в России самые лучшие сувениры.

Геннадий Шаталов окончил военное училище, служил в части радиоэлектронной борьбы войск ПВО в Тольятти. В 1991 году уволился и стал заниматься консультациями «в вопросах управления». «Уже был наработан опыт командования личным составом, умение коммуницировать с людьми», – поясняет г-н Шаталов. Работал и в других сферах, которые, кстати, позволяли часто выезжать за границу. Но все это было еще далеко от туризма.

«В 2005 году случайно попал на форум PR-специалистов, который проходил в родном Воронеже, куда я вернулся несколько лет назад. Сфера была для меня абсолютно новой. Помимо прочего на форуме обсуждали премию «Серебряный Лучник», которую можно считать Оскаром отечественной PR-индустрии. Я загорелся идеей организовать аналогичный проект в Воронеже. Всю ночь искал информацию в интернете и уже на следующий день представил концепцию коллегам. Созвонился с исполнительной дирекцией «Серебряного Лучника», и уже в декабре 2005 года мы провели первый конкурс RuPoR», – вспоминает Геннадий Шаталов. В январе 2021 года в Воронеже прошел финал уже 16-й премии развития общественных связей RuPoR, а пиар-агентство ФРОС Region PR за эти годы премию «Серебряный Лучник» получало дважды, в том числе за проект #ПораПутешествоватьПоРоссии», посвященный популяризации региональных турпродуктов.

 Но и это было только начало. В 2012 году Геннадия Шаталова попросили помочь студентке Воронежского государственного университета, которая писала диплом о туризме в регионе. «Я не был знаком со сферой туризма, но понимал, что в дипломе самое важное – практическая часть, поэтому предложил придумать туристический конкурс. Решили – про событийный туризм в России, тогда об этом вообще не говорили, – рассказывает наш собеседник. – Так появилась национальная премия в области развития событийного туризма Russia Travel Awards. Меня часто спрашивают, почему название на английском, хотя события российские. Но я с самого начала хотел и сейчас тоже хочу, чтобы эта премия была международной. По сути, она такой и стала: в 2019 году в конкурсе участвовали проекты из Белоруссии и Латвии, а в 2020 году – из Молдовы и ОАЭ».

У конкурса «Туристический сувенир» другая история: «Еще одна случайность. Я начал коллекционировать колокольчики. В какой-то момент их количество уже превысило критическую массу. А найти что-то еще для коллекционирования оказалось непросто. В Чите, к примеру, есть прекрасный магазин, где продают продукцию Гжели, но какой смысл везти ее из Читы, ведь туристу нужно что-то аутентичное. Так в 2015 году был придуман конкурс сувениров», – продолжает Геннадий Шаталов.

- В 1990-е вы много ездили за границу. Помог ли этот опыт в нынешней работе?

- Это были бизнес-поездки на Кипр, посещение событий в разных странах – турниров по спидвею на льду, Oktoberfest. Я видел, как много людей туда приезжает и как события оформлены. Думаю, это сыграло свою роль. Тогда еще понял, что, например, Oktoberfest – не столько про пиво, это настоящий национальный праздник. Конечно, в 1990-е развивать наши регионы с этой точки зрения было невозможно, люди мечтали попасть за границу.

- Какие регионы, на ваш взгляд, за последние годы стали эффективнее в продвижении?

- Хорош Татарстан, с которым с 2015 года мы активно взаимодействовали по событийному туризму. Или Бурятия: глава региона буквально сразу после вступления в должность ввел позицию министра туризма. Бурятия действительно существенно продвинулась, подтверждением тому стали летние чартеры в сезоне-2020, а вот совсем недавно я вернулся домой вместе с пассажирами зимнего чартера. Активизировался Пермский край, там тоже губернатор принял решение создать министерство туризма. Активно продвигается Самара. В прошлом году туда отправилось большое количество туристов на поезде в рамках проекта «Яркие выходные в Приволжье» и под брендом «Пора путешествовать по России поездом».

Очень эффективно продвижение регионов через премии и конкурсы. Даже те, кто в них не участвует, приезжают на эти мероприятия, в том числе руководители департаментов и министерств туризма из разных регионов. Им важно понимать, что предлагают коллеги, кто выигрывает конкурсы и почему кто-то проигрывает. Начало межрегиональному проекту «Яркие выходные в Приволжье» как раз и было положено во время проведения финала всероссийской премии «Маршрут года» в Ижевске в октябре 2019 года. Взаимодействие между Куйбышевским филиалом Федеральной пассажирской компании и туроператорами из Самары, Москвы и Ижевска привело к тому, что в январе 2020 года группы отправились на новогодние каникулы в Самару, Саранск, Пензу, Ульяновск и Ижевск. В феврале нынешнего года география проекта еще расширилась – присоединились Йошкар-Ола, Казань и Киров.

- В туризме сейчас много конкурсов и премий, и не секрет, что некоторые можно просто купить. Как выглядит ваша бизнес-модель? Кто финансирует проекты?

- Победу в конкурсе, который проводит ФРОС Region PR, купить нельзя. Это доказано временем. Категорически пресекаю любое лоббирование и сразу предупреждаю об этом членов экспертных советов. Да и председатели наших экспертных советов – люди, которые хорошо известны и дорожат своей репутацией.

У нас частный фонд, живем, работаем и развиваемся за счет того, что зарабатываем. Определенное вознаграждение за работу исполнительной дирекции обеспечивает принимающая сторона – регионы, где проходят этапы и финалы конкурсов. Работа у исполнительной дирекции круглогодичная. Завершив один конкурсный сезон, мы сразу же приступаем к подготовке нового. В течение года проводим много мероприятий, которые популяризируют и продвигают конкурсы, а самое главное – его участников. На конкурс «Маршрут года» в Саранске в начале февраля собрались авторы 202 проектов, а всего было заявлено 442 проекта из 62 регионов.

Никаких регистрационных взносов участники не платят – мы считаем, что туризм в регионах еще не в полной мере стал индустрией, поэтому не хотелось бы на этом этапе обременять авторов проектов еще одной статьей расходов.

Не связанный с премией источник прибыли в нашей бизнес-модели – консультации регионов и компаний, разработка и реализация PR-проектов, проведение информационных кампаний. При этом ни я, ни исполнительный директор Вероника Косых не участвуем в оценке конкурсных работ наших премий, чтобы исключить упреки в необъективности.

- У вас большая команда?

- Шесть человек в штате и еще привлекаем экспертов со стороны. Есть партнеры, которые обеспечивают нам площадку для сбора, хранения и оценки проектов в сети – это пиар-агентство «Гуров и партнеры». Они могут порекомендовать нам еще кого-то – так и собирается команда единомышленников. К примеру, мы не так давно участвовали в разработке дневника «Путешествие по Мурому». Это такая рисованная модель путеводителя, которую мы бы хотели задействовать и в других регионах. Ищем финансы на выпуск, а для создания контента привлекаем местных туроператоров и художников. Нам нравятся небольшие партнерские группы, которые собираются под конкретный проект.

- А почему не задействуете грантовый формат финансирования?

- Думаю, с этого года начнем и гранты использовать, чтобы больше внимания уделять нашим форумам в регионах, расширять аудиторию образовательных проектов. Многие из лауреатов наших премий получили поддержку Фонда президентских грантов. По некоторым мы писали ходатайства для соискателя. Например, для фестиваля музыки и искусств «Тремоло», который проходит в Тольятти. Грант позволил проекту стать менее зависимым от спонсоров, число которых в 2020 году по понятным причинам сократилось.

- Обычно всероссийские конкурсы, конференции, форумы и прочие проекты предлагают московские компании, и это воспринимается нормально. С вами работают практически все регионы, а базируетесь вы в Воронеже. Трудно было завоевать доверие туристического сообщества?

- Первый конкурс в сфере событийного туризма Russian Event Awards мы проводили в 2012 году, было подано 114 заявок из 39 городов России. Через год на соискание премии было представлено уже 232 проекта из 93 городов. Мы не применяем анонимное голосование в интернете, когда невозможно проверить количество голосов и работу жюри. Сначала экспертный совет, в который входят известные и компетентные специалисты, проводит заочный отбор проектов. А потом финалисты очно и открыто защищают свои проекты перед членами жюри.

Причем экспертный совет делится на группы, каждая из которых составляет жюри по отдельным номинациям. Многие участники так тщательно готовятся, что защита превращается в мини-спектакль. В зале не только жюри, но и зрители, те кто приехал на финал и кого интересует эта номинация. Получается не просто защита проектов, а целое шоу, реальный обмен опытом, обучение, возможность показать себя, а это самое важное для регионов.

Премия добилась признания. В 2020 году мы получили заявки от 390 участников из 59 регионов России и три проекта, реализованные в Молдове и ОАЭ.

Конечно, очень помогают постоянные коммуникации, контакты – и вживую, и онлайн. Я много езжу по регионам: не побывав на месте, невозможно ощутить энергетику, понять проблемы, а значить нельзя начинать проект. Если мне приходит запрос, стараюсь ответить как можно оперативнее, если что-то пообещал – выполняю. Возможно, поэтому регионы нам доверяют. Репутация – это больше, чем пиар и хайп.

- Сколько времени вам удается провести дома?

- В «мирное» время я в разъездах около 300 дней в году, а в прошлом – 220, то есть бывал дома больше, чем обычно. Но эти дни дома были еще более насыщенными. Шла работа над книгой «Туристический сувенир. От идеи до туриста», она должны выйти во втором квартале. Средства на этот проект мы собрали с помощью краудфандинговой платформы Planeta.ru. В это же время мы начали проводить прямые эфиры для сообщества «Пора путешествовать по России». Когда финалы премий приходилось переносить из-за ограничений в регионах, работа с участниками продолжалась. В итоге мы придумали много нового. Раз в неделю выпускаем дайджест публикаций по внутреннему туризму. Именно в пандемию объединили пять регионов вокруг «Ярких выходных в Приволжье». Это девять уникальных маршрутов в Самарской, Пензенской, Ульяновской областях, Удмуртии и Мордовии.

- Какой регион у вас самый любимый?

- У меня есть три родных территории: Воронеж, где я родился, учился и живу; Тольятти, где прошли нелегкие 1990-е, моя офицерская служба плюс у меня там растет внук; и, конечно, Бурятия. В декабре 2017 года мы познакомились с Марией Бадмацыреновой, которая тогда работала в комитете по туризму Улан-Удэ. Ее заинтересовал конкурс «Туристический сувенир», и вскоре мы провели в столице Бурятии региональный этап по Сибири и Дальнему Востоку. А я побывал в Иволгинском дацане, увидел нетленное тело Хамбо-ламы Итигэлова. Спустя год вернулся в Бурятию, для меня это стало местом силы. Только в 2020-м четырежды туда летал. Интерес к буддизму у меня возник еще раньше, я читал замечательную книгу «Искусство стрельбы из лука». Мне казалось, что эти заповеди очень совпадают с моими личными принципами, и я продолжаю познавать буддизм как философию жизни. Уже третий год подряд отправляюсь встречать Новый год по восточному календарю именно в Бурятию.

В прошлом году мы официально зарегистрировали брак с моей женой Ларисой, с которой прожили больше 20 лет. И произошло это в Бурятии, и именно в Иволгинском дацане. Мы были 101 парой за 20 лет, которая провела там церемонию бракосочетания. Спасибо министру туризма Бурятия Марии Бадмацыреновой, которая помогла нам с национальной одеждой.

- И самые лучшие сувениры тоже в Бурятии?

- Пока еще не совсем. Бурятия движется в этом направлении, наше агентство консультирует регион, проводит мастер-классы. Очень хороший уровень в Алтайском крае. Историю с сувенирами мы начали именно там несколько лет назад. Хорошие сувениры в Удмуртии, они выигрывают за счет этнографической тематики и самобытности. Нижегородская область на хорошем счету благодаря народным художественным промыслам – хохломская и городецкая росписи, казаковская филигрань. Хорошие мастера в Башкирии.

- Такое впечатление, что все ваши проекты появлялись как-то легко и естественно. А есть задумки, которые пока не реализованы?

- У меня так все устроено, что, если пришла идея, начинаю ею заниматься сразу и по-максимуму. Но есть одна, которая пока отлеживается: хотел бы по итогам года собрать на финальном мероприятии лауреатов всех наших конкурсов – событийного, маршрутов и сувениров.

Чтобы они все перезнакомились, стали сотрудничать, придумывать совместные проекты. Думаю, это помогло бы разрешить одну из проблем отечественного турбизнеса – разобщенность. Хотелось бы, чтобы туроператоры активно продавали туры на фестивали и другие события, сувенирщики взаимодействовали с принимающими туроператорами, ведь сувениры – неотъемлемая часть любого путешествия. В Бурятии и в Самаре, например, в отелях уже проводятся специальные выставки-продажи туристических сувениров. Надеюсь, подобных проектов будет все больше и больше.

Наталья Рудакова, RATA-news