Travelport с 18 января

Анимэ, верблюды и любовь к собачкам

Продолжаем рассказ о путешествии нашего корреспондента вокруг японских островов в составе первой группы россиян.

Средством японской культурной экспансии по всему миру стали анимэ и манга. Полный эмоций и динамики рисунок манга с развитием кинематографа и появлением телевидения привёл к появлению анимэ. Создатели первых экранизаций комиксов брали за образец мультфильмы Диснея с его глазастыми персонажами. Но сегодня герои анимэ – продукт уникальный именно за счёт своеобразных пропорций лица и фигуры.

В городке Сакаиминато мы попали на улицу, обставленную более чем сотней бронзовых фигурок мультяшных призраков и монстров, вовсе, впрочем, не страшных (фото).

Сначала не поняли, почему они стоят так низко, чтобы сфотографировать и рассмотреть приходилось нагибаться. Потом сообразили: фигурки на Аллее Монстров расположены на уровне детских глаз!

Автор этого паноптикума – Мидзуки Сигэру, уроженец здешних мест. Он признанный мастер традиционных японских ужастиков, прославившийся мангой «Китаро с кладбища».

В мире и в России больше знаменит режиссёр Хаяо Миядзаки. Он тоже начинал как мангака (художник манга) и даже был стажёром «Союзмультфильма», где полюбил нашего «Ёжика в тумане». На фильме Миядзаки «Мой сосед Тоторо» (1988) выросло не одно поколение японцев, а мультик «Унесённые призраками» в 2002 году получил «Оскара».

В Тоттори нам показали и место где, как говорят, разворачивались события довольно мрачного, полувековой давности, но не забытого до сих пор романа Кобо Абэ «Женщина в песках». Шестнадцатикилометровая полоска дюн вдоль побережья Японского моря и впрямь напоминает пустыню, правда, переполненную туристами (фото).

Впечатление усиливают медленно вышагивающие верблюды, с туристами между горбов. Ну чем не Египет?! Вот только криков «Бакшиш! Бакшиш!» не услышишь (фото).

Зато жара стояла настоящая, африканская. Предусмотрительно захваченные из Москвы хитроумные водяные брызгалки с моторчиком спасали, конечно, но мало (фото).

Иные песчаные холмы Тоттори достигают нескольких десятков метров, с них стартуют в небо разноцветные парапланы, вниз скользят на досках сандбордеры.

…Следующий день круиза был полностью корейским. За ночь лайнер пересек Японское (в Корее говорят – Восточное) море и прибыл в порт Пуссан. Наш корабль принадлежит корейской компании Harmony Cruise, так что прибыл он к себе домой (фото).

Причал встретил туристов не только бравурной музыкой, но и собачьим лаем. Во всяком случае, нам так показалось. Связано это было, несомненно, с крепко укоренившимися туристскими стереотипами. Вспомним: Франция – это Эйфелева башня, высокая мода, бордо и шампанское. Лондон – Биг Бен, Тауэрский мост. Чехия – конечно же, пиво. Россия для иностранцев по-прежнему Кремль, водка, КГБ, медведи и славянские красавицы. Япония – электронные «космические» унитазы...

Ну, а Страна утренней свежести с чем у русских ассоциируется? С морковкой по-корейски и мясом хе? С электроникой и автомобилями? С национальным символом – цветком гибискуса? Оказывается, не только.

Загляните в интернет. Один из наиболее частых вопросов, интересующих туристов, собирающихся в Корею: «А и вправду ли там едят собак?». Вот это мы и решили выяснить, спускаясь ранним утром с трапа корабля в порту Пуссан.

Верными адресами и телефонами ресторанчиков, где подавали искомое блюдо, запаслись еще на борту судна у менеджеров-кореянок. И после экскурсии по городу, колоритному рыбному рынку (фото)

и осмотра Пуссана со смотровой башни (фото),

мы откололись от группы и углубились в торговые кварталы.

Бумажка с записанным адресом не подвела. Поднявшись по лестнице на второй этаж большого здания, увешанного рекламными щитами, поджав ноги, расселись на полу у низкого столика.

Заказ на суп из собачьего мяса приняли, не моргнув глазом. Это обычное блюдо в местном меню, стоит около $10-15 и сопровождается массой плошечек с закусками – в основном солениями и, разумеется, рисом. Корейцы совершенно не скрывают такой своеобразной «любви» к братьям нашим меньшим, это традиционное кушанье. Но и рекламировать его, особенно для иностранных туристов, здесь по вполне понятным причинам не принято. Потому в меню собачатину иногда называют «супом для здоровья».

Наконец, долгожданное блюдо подано (фото).

С некоторым, признаемся, волнением цепляем железными палочками крошечный кусочек на пробу. «Ни шерсти, ни когтей вроде не видно», – шутят мои спутники. Осторожно жуем и глотаем. На вкус напоминает… обычную говядину. А может нам как иностранцам сделали гуманную подмену? Уточняем у официанта, соседей-корейцев. Да нет, все в порядке, собачатина как собачатина (фото).

Еще несколько минут продолжаем варварскую трапезу, но вскоре с облегчением отставляем чашки в сторону. Гастрономический эксперимент успешно завершен, еще один «обязательный пункт» туристической программы выполнен, можно ставить «птичку». Весело вспоминаем культовую пьесу Евгения Гришковца «Как я съел собаку» и возвращаемся на теплоход. Корейский шопинг, выгодно отличающийся от японского своими демократическими ценами и русскоговорящими продавцами, пришлось пропустить.

Продолжение следует.

 

Алексей Чесноков, специально для RATA-news

Фото автора