Тревелпорт

Логика открытия направлений по-прежнему вызывает вопросы

Поздно вечером в минувшую пятницу оперативный штаб по предупреждению распространения коронавируса объявил, что с 25 мая возобновляется на взаимной основе регулярное авиасообщение с пятью государствами.

В их числе:

- Исландия: Москва – Рейкьявик два раза в неделю;

- Мальта: Москва – Валлетта два раза в неделю;

- Мексика: Москва – Канкун три раза в неделю;

- Португалия: Москва – Лиссабон три раза в неделю;

- Саудовская Аравия: Москва – Джидда три раза в неделю; Грозный – Джидда один раз в неделю; Махачкала – Джидда один раз в неделю.

Кроме того, принято решение об увеличении с 25 мая на взаимной основе количества регулярных рейсов

- с Южной Кореей: Владивосток – Сеул три рейса в неделю; из Новосибирска, Хабаровска, Иркутска и Южно-Сахалинска в Сеул по одному рейсу в неделю;

- Финляндией: до семи рейсов в неделю по маршрутам Москва – Хельсинки и Санкт-Петербург – Хельсинки;

- Японией: до семи рейсов в неделю по маршрутам Москва – Токио и Владивосток – Токио, возобновляется один рейс в неделю по маршруту Южно-Сахалинск – Токио.

Также оперативным штабом принято решение с 25 мая возобновить перелеты в иностранные государства из международных аэропортов Омска, Сыктывкара, Челябинска, Магнитогорска и Улан-Удэ.

На момент появления этой информации российских туристов готова была принимать только Мексика, причем без особых ограничений. Для въезда в страну необходимо заполнить анкету о состоянии здоровья, истории контактов с заболевшими Covid-19 и о зарубежных поездках за последние две недели. И даже визу оформлять не надо, если иностранец едет на срок менее 180 дней.

По данным на вечер пятницы, в Исландию, на Мальту, в Португалию и Саудовскую Аравию могли въезжать иностранные граждане только определенных категорий, но и они должны пройти карантин. Хотя нельзя было исключать, что вслед за договоренностями о возобновлении авиарейсов могут последовать сообщения об ослаблении этими странами эпидемических ограничений.

Что и произошло. В частности, уже в субботу португальские средства массовой информации со ссылкой на МВД страны сообщили, что с этой недели страна открывает границы для въезда туристов: граждане государств, где число заражений коронавирусом в последние две недели держится на уровне менее 500 случаев на 100 тыс. человек, смогут совершать все типы визитов в Португалию, включая туристические. Для въезда требуется отрицательный ПЦР-тест, сделанный не позднее чем за 72 часа до прибытия.

Остальные страны пока молчат.

По какому принципу оперштаб выбирает направления, с которыми возобновляется авиасообщение, остается загадкой. Вроде как «с учётом эпидобстановки в отдельных странах», но это утверждение вызывает вопросы у экспертов. Не все открывающиеся направления отличаются хорошей статистикой по коронавирусу.

Например, Мексика находится на 30-м месте по числу заболевших, Саудовская Аравия – на 44-м. А вот Болгария в рейтинге распространения ковида по миру на строчку ниже Саудовской Аравии, но регулярное авиасообщение с этой страной по-прежнему закрыто.

Доцент МГУ и Высшей школы экономики, специалист по статистической физике Михаил Тамм убежден, что возобновление авиарейсов – «продукт сложно устроенных компромиссов. Понятно, что все сильно завязано на конкретной договоренности конкретных людей, конкретных представителей стран, на взаимоотношениях».

«Танзанию открыли чуть ли не самой первой, что было совершеннейшим безумием: в стране просто отрицали существование коронавируса, хотя он там вполне присутствовал, и кончилось это все тем, что их президент умер. Мальдивы открыты и никто их не закрывает, несмотря на то что там сейчас вспышка ужасающего размера, – сказал Михаил Тамм в эфире «Бизнес ФМ». – В нынешнем списке сильно удивляет присутствие Мексики, это единственная большая страна, про которую можно сказать, что у них на протяжении всей пандемии хуже, чем у нас, и ничего не остановилось. Я бы никому не советовал ездить в Мексику. Что касается остальных перечисленных стран, там все довольно давно довольно неплохо. Но логика все равно неясная. Я сильно не уверен, что на нынешнем этапе от того, что мы не можем летать в Болгарию, есть какая-то польза».