Калуга

Алла Беликова: «Для российских туристов посещение Берлина сродни паломничеству»

В этом году Палата депутатов Берлина официально утвердила День освобождения и окончания Второй мировой войны в Европе 8 мая выходным и праздничным. Наших соотечественников интересует история и экскурсионно-познавательные туры в Германию, в том числе потому, что остается все меньше и меньше свидетелей военных событий, с которыми у россиян особая эмоциональная связь. Глава Национального туристического офиса Германии в России Алла Беликова рассказала RATA-news, как развивается мемориальная культура Берлина.


По данным опроса, проведенного немецким Институтом междисциплинарных исследований конфликтов и насилия, сейчас 77% немцев ассоциируют 8 мая с «освобождением», 81% – с «новым началом». Русскоязычные ветераны и младшее поколение собираются в берлинском Трептов-парке и Тиргартене. Праздник заметен в медийном пространстве, туристы из России часто хотят увидеть это своими глазами.


«Военные памятники, в первую очередь, советскому солдату в Тиргартене и Трептов-парке, играют важную роль для российских туристов, это видно по тому, как распределяются рекомендации на туристических порталах. Например, на Tripadvisor памятники Второй Мировой войны, а также «холодной» войны – East Side Gallery и Checkpoint Charlie, часто входят в десятку самых популярных в Берлине. Для россиян посещение таких мест сродни паломничеству», – объясняет Алла Беликова.


- Чем выделяется Берлин в своем подходе к сохранению мемориальной культуры?

- В Берлине мемориальная культура получила особый стиль. В автобусе, на остановках, на улицах – повсюду нас сопровождают мемориалы, подкарауливают артефакты. Например, латунные таблички на асфальте, на которых написаны имена и фамилии депортированных евреев. Проект «Камень преткновения» (Stolpersteine) появился в 2000 году, ему предшествовала огромная архивная работа. Немецкий художник Гунтер Демниг размещает квадратные кирпичики с латунными табличками на тротуарах напротив тех домов, где жили люди, ставшие жертвами Холокоста.

Сейчас это уже огромный, всеевропейский проект. К 2018 году насчитывалось более 69 000 табличек по всей Европе. Любой желающий может стать участником, заниматься архивной работой или предоставить информацию о родственниках, которых депортировали.


Идея нашла продолжение в российской инициативе «Последний адрес», этот проект увековечивает память жертв репрессий. На домах, где жили конкретные люди, размещаются мемориальные таблички. Известен мемориал «Башмачки» на набережной Дуная в Венгрии – скульптурная композиция из 60 пар отлитых из чугуна мужских, женских и детских стоптанных ботинок, туфель и башмачков. Традиция распространилась в Голландии, Бельгии, Италии, Норвегии, Австрии, Польше, Чехии, Украине и др.

- В Берлине нередко можно поймать себя на мысли, что художники делают предметом изображения пустоту…

- Когда в конце 1990-х годов Берлин стали отстраивать, то поняли, что пространства с руинами просто невозможно заполнить, они должны остаться пустыми как символ невосполнимой потери. Недостаточно ставить памятники, которые олицетворяют силу, таким способом гораздо сложнее заставить задуматься детей и молодежь. В Германии мемориальная культура очень разнообразна – это и классические мемориалы советских солдат, и как будто спрятанные, ненарочитые образы в западной части Берлина.

Возможно, эту моду завел Даниэль Либескинд, который спроектировал Еврейский музей, его основной темой как раз является пустота. Художники и урбанисты искусно вписывают такие объекты в городскую жизнь. Мне это очень нравится.

Приведу еще пример. Когда ты идешь по площади Бебельплац, то неожиданно видишь прозрачный люк в асфальте. Под землей расположена комната с пустыми книжными полками. Это «Памятник сожженным книгам», или «Утонувшая библиотека», мемориал авторства Михи Ульмана.


Он появился на Бебельплац в 1995 году и напоминает о событиях 10 мая 1933 года. Тогда Немецкий студенческий союз (Deutsche Studentenschaft) сжег здесь более 20 тысяч книг. Это место заставляет остановиться – а потом рассказать об этом детям.

- Появляются ли в Берлине новые объекты, связанные с памятью о Второй Мировой войне?

- Да, конечно. Любопытна судьба одного из бункеров Гитлера. Всего в Берлине было 11 таких бункеров. Один из них сейчас – просто пустое место, в 120 метрах от Рейхканцелярии, которая располагалась на Вильгельмштрассе, 77. Место обозначено табличкой. Люди фотографируют здесь именно пустоту. Такие фото легко найти по хэштэгу #фюрербункер.


Четыре года назад открылся другой памятник – копия комнаты, которую Гитлер покинул 16 января 1945 года. Берлинские художники-урбанисты воссоздали последнее место пребывания фюрера в нескольких километрах от настоящего бункера.

На месте еще одного из бункеров недавно открылась галерея. Это был наземное убежище, спроектированное Альбертом Шпеером и построенное в классическом стиле с толстыми стенами. Во времена ГДР бункер был хранилищем для бананов, потом стал местом сбора технотусовки.


В 2003 году рекламный магнат Кристиан Борос приобрел бункер для хранения своей коллекции произведений искусства. Частично изменили планировку, сократив 40 комнат из 120. Наверху разместился пентхаус, чтобы здание было более живым, а на остальном пространстве действует галерея. На выставку нельзя прийти просто так, надо записаться на экскурсию, в ходе которой рассказывают про помещение, про его историческое назначение и про коллекцию объектов современного искусства частной собственности г-на Бороса. Место стало очень популярным.

Вообще в Германии много выставок, связанных, в том числе, со столетием революции, русским авангардом. И с движением баухаус, которое начало зарождаться еще до войны, а потом было полностью уничтожено. В прошлом году отмечали его столетний юбилей.

- Как гиды в Берлине подходят к сложным военным и послевоенным темам? И много ли туроператоров в России работают с такими заявками?

- В той или иной степени с военной темой работают многие туроператоры. Могу выделить компанию «Чайка-Тур» Александра Турченко, которая занимается только Германией. В Берлине существует целая гильдия очень хороших гидов. Тема войны действительно непростая, но они стараются держаться нейтрально. Известный в городе экскурсовод Александр Миндлин даже написал как-то у себя в Facebook, что у любого берлинского гида серьезная закалка, наработанная годами: «Мы видим много людей, чтобы понять: абсолютно в каждом народе есть воспитанные люди и есть хамы, есть интеллигенция и... наоборот, есть герои и есть преступники».

Наталья Рудакова, RATA-news