Пегас с 18 октября

Налог на гостеприимство?

На федеральном портале проектов нормативных правовых актов опубликована очередная версия разработанного Минфином РФ законопроекта «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации (в части включения отдельных неналоговых платежей в Налоговый кодекс Российской Федерации). Замечания и предложения по проекту закона можно направлять до 6 марта с.г.

Год назад мы уже дискутировали на эту тему, но приходится снова к ней возвращаться. Российский союза туриндустрии (РСТ) и профильная комиссия РСПП подготовили предварительное заключение на нынешний проект федерального закона.

Название законопроекта предполагает включение в Налоговый кодекс уже существующих сборов. По версии Минфина, речь идет о внесении в Налоговый кодекс курортного сбора, который взимается сегодня в трех регионах – в соответствии с законом №214 «О проведении эксперимента по развитию курортной инфраструктуры в Республике Крым, Алтайском крае, Краснодарском крае и Ставропольском крае» от 29.07.2017. Однако по своему содержанию глава 331 законопроекта предполагает не перенос курортного сбора в Налоговый кодекс, а введение нового налога в размере до 3% на доходы от оказания гостиничных услуг, услуг по временному размещению и (или) обеспечению временного проживания физических лиц. Этот налог смогут самостоятельно вводить своими законами субъекты Российской Федерации. Тогда как, согласно статье 1 закона №214, курортный сбор – это плата «за пользование курортной инфраструктурой для финансового обеспечения работ по проектированию, строительству, реконструкции, содержанию, благоустройству и ремонту объектов курортной инфраструктуры».

Плательщиками курортного сбора являются «физические лица, достигшие совершеннолетия, проживающие в объектах размещения более 24 часов». Гостиничного – организации и индивидуальные предприниматели, осуществляющие деятельность по предоставлению гостиничных услуг, услуг по временному размещению и (или) обеспечению временного проживания физических лиц.

Закон о взимании курортного сбора предусматривает 19 категорий граждан, которые освобождаются от его уплаты. В основном, это социально незащищенные слои населения. Законопроект о гостиничном сборе никаких льгот для этих категорий граждан не предусматривает, поскольку формально они плательщиками сбора не являются. Но очевидное включение сумм сбора в стоимость оказываемых услуг увеличивает их цену и ложится, в конечном счете, на потребителей.

Средства от курортного сбора поступают в региональный бюджет, где аккумулируются в фонде развития туристической инфраструктуры, затем направляются в бюджеты муниципальных образований, чтобы использоваться исключительно для «финансового обеспечения работ по проектированию, строительству, реконструкции, содержанию, благоустройству и ремонту объектов курортной инфраструктуры».

Согласно предлагаемому законопроекту, полученные от гостиничного сбора средства поступают в муниципальный бюджет и не носят целевого характера. То есть, сбор, увеличивающий фискальную нагрузку на гостиничное хозяйство, не будет направлен на развитие индустрии гостеприимства.

Введение предлагаемого сбора-налога фактически продолжает курс на создание в гостиничном секторе условий, все менее привлекательных для инвесторов. По оценкам консалтинговой компании Cushman & Wakefield, только за 2014-2018 годы средние сроки окупаемости капитальных вложений в гостиничное строительство увеличились с 10-11 до 14-15 лет. Чему в значительной степени способствовала эскалация налогов на землю и имущество при переходе на взимание их на основе кадастровой оценки.

Ссылки на зарубежный опыт применения гостиничных и туристских сборов и налогов несостоятельны, поскольку в большинстве стран, ориентирующихся на развитие туризма, действуют совершенно иные условия финансово-хозяйственной деятельности гостиничных предприятий. Так, налог на добавленную стоимость в прошлом году увеличился у нас с 18% до 20%, а в странах ЕС его аналог – VAT – для гостиниц в среднем составляет 11%. Например, во Франции, Италии и Испании – 10%, в Германии – 7%, в Бельгии, Португалии и Нидерландах – 6%, а Люксембурге вообще 3%.

А теперь добавьте к повышению НДС размеры отчислений в социальные фонды, особенно с учетом высокой доли заработной платы в структуре себестоимости гостиничных услуг. Не забудьте о сумасшедших по европейским меркам процентных ставках по кредитам, бесконечных расходах на очередные требования контрольно-надзорных органов. Да и просто поборов, как в случае с платой за передачу гостиницами данных для постановки на миграционный учет в Санкт-Петербурге.

В послании Федеральному Собранию 15 января 2020 г. президент России Владимир Путин сказал: «Мы договорились в течение шести лет не менять налоговые условия для бизнеса, таким образом обеспечить более широкий горизонт для планирования инвестиций. Я обращаюсь к депутатам, Правительству: нужно ускорить принятие пакета законопроектов о защите и поощрении капиталовложений».

Судя по опубликованному законопроекту, в Минфине это послание либо не читали, либо «вышли из договора» в одностороннем порядке. И, как назло, в тот момент, когда гостиничное хозяйство и турбизнес подсчитывают растущие не по дням, а по часам убытки в связи с распространением вируса COVID-2019. Что мешает, как и предусмотрено, законом №214-ФЗ, дождаться окончания в 2022 году эксперимента с курортным сбором и уже по его итогам решать его судьбу с учетом уже всей существующей налоговой нагрузки на индустрию гостеприимства? Если даже сегодняшняя критическая ситуация не является поводом для отказа от любых увеличений фискально-административной нагрузки на туриндустрию, то новую Стратегию развития туризма в Российской Федерации на период до 2035 г., можно класть на полку, не заморачиваясь утверждения мер по ее реализации.

Сергей Шпилько, президент РСТ, специально для RATA-news