Донинтурфлот
RATA-news в Telegram-----------------RATA-news в Telegram-----------------

Удивительное путешествие по необитаемым островам Охотского моря

Продолжаем рассказ нашего корреспондента о морском круизе по Охотскому морю, организованном новозеландской компанией Heritage Expeditions.

 

 

День 9: остров с отшельниками

Главная задача в экспедиционном круизе – увидеть как можно больше. Команда делает все возможное, чтобы туристы попали в самые интересные места в наиболее удачное время. Поэтому на девятый день подъем был немилосердно назначен на 4 утра. Мы подплыли к острову Талан, у которого можно понаблюдать удивительное явление природы – роение: десятки тысяч птиц летят с острова к морю и кружатся над ним. Вот только делают они это ни свет ни заря.

Природа опять внесла свои коррективы в наши планы, и из-за тумана старт «зодиаков» пришлось чуть задержать, поэтому на «пик» роения мы чуть опоздали, но все-таки большие стаи птиц увидели.

Понаблюдав пару часов за пернатыми в море и на скалах и дождавшись, когда птицы окончательно покинули прибрежные воды, мы решили высадиться на галечный пляж острова Талан.

Это небольшой почти круглый каменистый остров, вся центральная часть которого представляет собой поросшее высокой травой плато.

С корабля он казался необитаемым, но мы неожиданно встретили людей.

Оказалось, что огромные колонии птиц привлекают на Талан ученых. Двое мужчин из института проблем Севера из Магадана и девушка с биофака из Москвы уже не в первый раз живут на острове в теплое время года – с середины июня до середины августа. За едой и другими необходимыми вещами ездят на крохотной моторной лодке в ближайшую деревню, расположенную в нескольких километрах. На острове им очень нравится, только одна беда – в этом году объявилась лиса, пришла зимой по льду. Умное животное быстро сообразило, что орнитологи ищут гнезда. Плутовка приспособилась ходить следом за людьми и съедать птенцов.

Талан для ученых – настоящее сокровище. На острове живут миллионы особей более 140 видов, такое разнообразие уникально.

Благодаря нашим корабельным орнитологам мы уже хорошо начали отличать кайр от топорков, чистиков от бакланов и ипаток от больших конюг, поэтому могли говорить с островными биологами почти на одном языке.

Примерно через час настало время возвращаться «домой», и мы погрузились в «зодиаки».

«Зодиак» – очень удобное средство передвижения: на нем можно плыть и в открытом море, и на мелководье. Лодка развивает большую скорость, но, если нужно подобраться к животным поближе, можно почти полностью приглушить мотор и тихо подкрасться. «Зодиак» устойчив, надежен. Только, если предстоит плыть по волнам, одежду лучше подобрать непромокаемую и непродуваемую, потому что на ветру довольно холодно и иногда пассажиров окатывает брызгами.

С каким же ужасом из наших комфортных «зодиаков» мы смотрели на каякеров, которые, казалось, основательно мерзли и уже давно должны были перевернуться. Однако никаких таких эксцессов никогда не было. Как рассказала наша 77-летняя коллега-туристка из Австралии, в каяке ветер чувствуется меньше, а когда сам гребешь, то и намного теплее.

Эта дама во всех своих путешествиях, а ездит по миру она немало, старается поплавать на каяке. По ее словам, начать заниматься каякингом совсем нетрудно. Никаких особых условий не требуется, к каяку часто предлагается и специальное обмундирование. Поэтому единственное, что нужно новичку – это хороший тренер, такой как наш Джадд Хилл.

 

 

 

День 10: гонки за медведем и самый красивый закат

Утром на брифинге нам объявили, что шутки кончились, высадка будет в очень опасном «медвежьем» месте. Потому нужно держаться группами и от гидов ни на шаг! Для меня, москвички, встреча с грозным зверем была волнующим событием, а уж для иностранцев встретить в России настоящего медведя было чем-то поистине сакральным. По их реакции было понятно, что вся иноязычная часть группы настроена крайне серьезно: не сфотографировавшись в обнимку с медведем пусть даже и без балалайки в лапах, они дальше не поплывут.

На «зодиаках» нам предстояло подойти к берегу и высадиться на полуострове Кони у устья реки Харланкина.

Кони хорошо известен в Магаданской области. Этот огромный полуостров, по сути – одна из оконечностей Тауйской губы, гигантского залива, в глубине которого находится столица региона. Кони относится к Магаданскому заповеднику, и охраняется в нем не только дикая природа, но и археологические ценности – следы жизни корякских и эвенских племен. Ученые подсчитали, что из всей Магаданской области на этом полуострове самое большое количество медведей.

На берегу все опять разделились на группы по интересам и пошли на поиски: птиц – налево на холм, растений – направо вдоль берега. А я на этот раз присоединилась к «фотографам» под предводительством французского гида Фабриса. Наша группа отправилась в глубь долины.

Идти было неудобно, приходилось прыгать с кочки на кочку.

Одновременно нужно было успевать любоваться пейзажами, фотографировать и еще глядеть на землю, где встречались удивительно красивые растения.

Фабрис ежеминутно прикладывал к глазам бинокль и старался смотреть во все стороны, но зверей не было. А следы встречались.

Вдруг он заволновался, стал махать руками и показывать на далекий противоположный берег реки. Пришлось очень сильно напрячь глаза, чтобы разглядеть на покрытой снегом горе пару стремительно двигающихся черных точек. В бинокль же стало уже совершенно ясно видно – медведи!

Пара бурых медведей бежала вдоль реки по склону. Потом один из них изменил направление и пошел в нашу сторону.

С четверть часа он поплескался в реке. Это только в зоопарке медведи – ленивые и неповоротливые туши. В дикой природе они быстрые и ловкие и могут развивать автомобильную скорость. Через несколько минут топтыгин был уже на нашем берегу, менее чем в сотни метров от нашей группы.

Все заворожено смотрели на приближающегося гиганта, а один из туристов, забыв обо всех предостережениях, непрерывно щелкая затвором, кинулся к зверю навстречу. Хорошо, что наш гид вовремя среагировал, и буквально схватил фотолюбителя за подол куртки, не дав ему набросится на косолапого.

Медведь, почуяв опасность быть зафотографированным до смерти, сменил направление, пошел вдоль берега в сторону наших «зодиаков».

Фабрису пришлось срочно связываться с людьми у лодок и предупреждать их об угрозе. Как оказалось не зря: одна пожилая швейцарская туристка решила никуда не ходить и полюбоваться природой у стоянки «зодиаков». Потом ждать ей надоело, и она захотела сфотографировать ближайшие «кустики». Естественно, медведь тоже решил прогуляться в тех же зарослях именно в этот момент. Если бы не профессионализм команды, быстро эвакуировавшей незадачливую старушку, все могло бы закончиться печально.

Итак, самого настоящего бурого медведя все увидели, и были готовы плыть дальше.

В этот день нас ждало еще одно приключение. Мы взяли курс на Ямские острова – несколько каменных останцев, возвышающихся над водой в южной части залива Шелихова в десятке километров от берега и также причисляемых к Магаданскому заповеднику. Мы должны были провести в этом месте пару часов, не высаживаясь на берег – это запрещено. Можно было только из «зодиаков» фотографировать колонии птиц, гнездящихся на скалах.

Признаюсь, покидать борт нашего корабля второй день за сутки было немного лень. Напомню, что, хотя на календаре июнь, в этих северных широтах приходится одеваться с зимней тщательностью: натягивать на себя термобелье, пару толстовок, куртку, которую желательно сверху покрыть виндстопером и непромокаемым дождевиком. Также, несмотря на пару капюшонов от курток, приветствуются шерстяные шапки и перчатки. Звучит устрашающе, но только так – в многослойном одеянии – можно провести несколько часов в «зодиаке» посреди открытого моря. Впрочем, никто никого садиться в лодки не заставляет, и в этот раз несколько человек решили отдохнуть на судне.

Пять Ямских островов, как и острова Святого Ионы и Талан. известны всем орнитологам, изучающим птиц Охотского моря. На этом архипелаге ученые считают птиц даже не десятками тысяч, а миллионами.

Пернатых привлекает не только уединенность этих скал, но и огромное количество планктона в окрестных водах.

Люди же от биологии далекие восхищаются самими островами – причудливым нагромождением каменных узоров на отвесных стенах, украшенных изящными травянистыми инкрустациями.

Мы несколько раз обогнули острова, рассматривая не только топорков, чистиков, бакланов и всевозможных кайр и конюг. На гравийных пляжах лениво возлежали упитанные сивучи.

В одном месте мы встретили животных с номерами на шкуре. Гид пояснил, что, увидев такого зверя, нужно записать цифры, время, место и географические координаты, а потом постараться сообщить эти данные ученым. Что мы и сделали.

На одном из пляжей сивучи, завидев нашу небольшую флотилию, начали грозно вопить, потом несколько особей нырнули в воду и, проплыв под нами, появились с другой стороны, оглашая окрестности воинственными криками.

Похоже, мы им не понравились, и они пытались защищать территорию.

Погода была прекрасной, Охотское море, наконец, нас полюбило. Лидер круиза Родни понял, что при такой тихой погоде и чистом небе закат будет прекрасным, и принял решение задержать судно у острова. Мы вернулись на корабль поужинать и немного отдохнуть, и через час «зодиаки» ждали нас, чтобы везти на закат. Да, нам пришлось одеваться и раздеваться в третий раз, но никто из пассажиров об этом не пожалел.

Редко можно увидеть закат красивее! Солнце добавило золота во все пейзажи, подсветило серые однообразные камни островов, подарило морским волнам удивительные блики.

 

И нам даже удалось увидеть роение. В какой-то момент тысячи пичуг устроились на воде и покрыли море плотным темным одеялом, а потом кто-то невидимый встряхнул его – птицы взмыли вверх. Как будто сойдя с ума от всей этой красоты, тучи пернатых с громкими криками долго кружились над водой, иногда почти врезаясь в нас.

Во второй раз мы провели у Ямских островов три часа, даже не заметив, как пролетело это время. И только когда последний луч погас, а темное море стало неотличимо от ночного неба, вернулись на борт.

Продолжение следует...

 

Полина Бойцова, специально для RATA-news

Фото автора