Тревелпорт

Болото размером с Бельгию и ямы-спа

Продолжаем рассказ нашего автора о путешествии на Сахалин.

Едем дальше на север, в поселок Даги, это 160 км от Тымовского в сторону Ногликов, – на горячие источники. В первобытных условиях, на огромном болоте, в 10-20 ямах, выкопанных в земле местными энтузиастами, бьют источники, температура воды градусов 50. Максимум в них возможно находиться минут десять. Но сон после такого купания – фантастический! И разные болячки проходят.

Когда-то, в советское время, тут все было цивилизованно. Санаторий стоял, воду минеральную разливали, грязевые и минеральные ванны принимали люди в корпусах по рекомендациям врачей. Теперь параллельно с нами медведь в один из дней завалился у ямы и все утро народ туда опасался ходить. Один из источников в 2009 году был увенчан «бывшей летней кухней охотников Рындина и Моськина» – в результате над этой ямой получился самый приличный домик на болоте. Остальные прикрыты подсобными материалами типа полиэтилен-кошма-мешковина.

Гостиница, где мы остановились, была арестована за долги перед банком в прошлом году, но это не мешает ей функционировать. Правда, без воды: 5-литровые бутыли заменяют воду из крана. Рядом – городок, где работают вахтовики со всех концов нашей родины: месяц – вахта, месяц – дома.

Сахалин мистический

Перед отъездом из Тымовского решила я перекачать все фотографии с наших фотоаппаратов на USB. Тут началась мистика. Для начала у меня все фотографии с Монерона стерлись с карты памяти.

У подруги были в одной сумке два фотоаппарата – мыльница Cannon и большой с хорошими линзами Nikon. Подключила шнурок к Nikon, но каким-то чудом фотографии с Cannon тоже сгрузились на компьютер, причем сами по себе образовались две директории с названиями Nikon и Cannon. Общего между фотоаппаратами было только то, что они лежали в одной сумке. Но лучшие картинки – исчезли. Короче говоря, фотографий с наших трех фотоаппаратов – с гулькин нос.

Гонки на катерах – стрельба – медведи

Последние три дня на острове я провела, как в боевике – стрельба-медведи-гонки на катерах-русское сафари на крутых сопках, бассейн в избушке и сон в вагончике.

Мой институтский товарищ Юрий имеет рыбацкий стан на юге Сахалина. Его родители работали на острове, там он закончил школу. А институт – в Москве. Во времена СССР 12 лет он плавал на судах. Без моря он не может прожить и дня. Широчайший кругозор, эрудиция, бешеная энергетика и способность к шуткам и розыгрышам 24 часа в сутки.

Добраться до него можно, проехав 70 км по недороге (серпантин-гравий-глина-вертикальный взлет– вертикальное падение и т.д.), справа-слева медведи. Дорога из Южно-Сахалинска занимает обычно три часа. Юрий все мечтает вертолет купить, когда в России они будут по цене машины, как в Америке.

Не успела я выйти из внедорожника, как меня тут же посадили на катер Nissan и надели капитанскую фуражку. Дали штурвал в руки, объяснив, что надо учитывать боковую волну и смотреть на эхолот – минимум 7 футов под килем. Что делать – пришлось подчиниться и впервые править катером.

Красота природы – действительно дух захватывает. Кулисные сине-зеленые горы Восточной гряды (которым 60 млн. лет!) волнистыми грядами спускающиеся к воде, тут и там выдающиеся в море скалы и мысы, принявшие причудливейшие очертания от ветра и волн. Яркое солнце, соленый ветер в лицо. Опьяняющее чувство скорости – мы шли 12 узлов.

Так я отправилась на первую в жизни морскую рыбалку. На приманку мы вдвоем поймали по одной рыбе, в то время как наш водолаз на блесну за те же 15 минут – пять штук: морского дьявола, золотого окуня, бычка, терпуга и ленка! Рыбы удивили красками и тем, что совсем не пахли рыбой.

На следующий день я и двое мужчин, вооруженных охотничьими ножами и ружьями, отправились рыбачить мальву, малюсенькую речную розовую форель размером 5-10 см. Нерестовая речушка, впадающая в Охотское море, на расстоянии 200 м вверх против течения (максимум, на что мы осмелились углубиться) была усеяна безголовыми тушками горбуши, что указывало на присутствие медведей. Медведи едят только головы. За два часа мужчины поймали штук 30 рыбок, после чего потеряли надежду на серьезный улов. Мой же энтузиазм умер в первые 15 минут после начала рыбалки. Меня поставили смотрящей. Я должна была внимательно следить, не шевелятся ли верхушки кустов, прислушиваться к звукам тайги – не слышно ли медведя. Кроме того, надо было вовремя заметить гадюку на камнях речушки – самую ядовитую змею на Сахалине.

Наконец, возвращаемся к машине. И тут, в спадавшей полуденной жаре, рядом с нами послышался рев-зевок медведя. На всякий случай решили сделать предупредительный выстрел. Дали мне в руки пистолет. Я выстрелила в воздух. И… чуть не ослепла. Шар огня с громким хлопком вырвался из ствола. Оказывается, эта штука называется огнемет.

На стане нас ждали камчатские крабы и крабы-волосатики! Рыбаки постарались от души. Штук десять крабов лежали поверх ящика со свежей селедкой. Они же все это приготовили. Крабов я, наверное, теперь не захочу есть всю оставшуюся жизнь, так много их было, и вкусно – не оторваться.

Попробовала печенку краба-волосатика. Говорят, в Японии это редкий деликатес. Мне понравилось, хотя выглядит желто-зелено.

Селедку бригадир из Западной Украины сделал по-особому – без муки, на пару. Очень сочно получилось, но костей много. В основном, народ на Сахалине рыбу в муке жарит. Мальва была бесподобна – такого нежно-розового цвета у рыбы я не видела. Народ зовет жареную мальву «рыбные чипсы».

Крабов мне сварили в морской воде, и я привезла их домой. Мой друг из Токио посоветовал, как готовить крабов по-японски. Мне понравился рецепт: сливочное масло смешать миксером с соевым соусом и макать туда мясо краба. Но высшую оценку получил его рецепт бульона из панцирей и ножек краба.

Рыбаки на стане – это отдельная песня. Особенно поразил один молодой симпатичный мужчина, откуда то из Бердянска, кажется, по имени Роман. Как мне объяснили – это второй Кулибин. Человек может собрать – разобрать любой предмет. Чинит, конструирует все, что угодно: трактора, спутниковые телефоны, рефрижераторы, машины, гробы, дома, и т.д. В его руках все работает. Без образования. Абсолютный бессеребренник, помогает всем, а за работу никогда не знает, сколько попросить, мол, сколько дадите. И чаще всего дают водкой. Печально.

Две недели я дышала воздухом моря и цветов, любовалась мощной и красивой природой Сахалина. Узнала, как живут россияне за 7000 км от Москвы. Да, это не пляжный отдых. Такие поездки – работа над собой, знакомство со своей страной. И с собой.

 

Лариса Михайлова, специально для RATA-news