Пегас с 18 октября

Кто понял жизнь, тот не торопится…

Продолжаем рассказ о путешествии по Каталонии, организованном компанией TEZ tour.

Всего около часа езды от Жироны и мы попадаем в сказочный чистый мир дикой природы. В Испании больше 400 природных заповедников, один из них – долина вулканов Гарроча (Garrotxa). Статус национального парка она получила совсем недавно, в 1985 году. До этого здесь велась активная разработка каких-то полезных ископаемых, что едва не спровоцировало крупное извержение. А ведь вулканов здесь больше сорока! Они спят, и решение не тревожить их было единственно правильным.

На 12 тысячах гектаров парка растут буковые леса, смотрятся в небо чистейшие озера, живут звери, птицы, насекомые. Наслаждаться этой Богом данной красотой можно прогуливаясь пешком, катаясь на велосипеде, гарцуя верхом на лошади или… паря в тишине в корзине воздушного шара.

Гарроча – лучшее место для ценителей природы и чистой экологии и тех, кто ищет в отдыхе, прежде всего, тишину, уединение и покой. Свое гостеприимство им окажет отель Cal Sastre, милый и уютный (фото). В нем всего 11 номеров, конечно, со всеми необходимыми удобствами. Находится он в крохотной деревушке Санта Пау, укрытой, как пуховым одеялом, блаженным умиротворением. По-моему, лучшая рекомендация.

Столица области Ла Гарроча – город Бесалу, объявлен культурным достоянием Испании, как наиболее сохранившийся средневековый город Каталонии. Историки не пришли к единому мнению о его возрасте – то ли IX век, то ли раньше. Известно, что в нем родился будущий король Уилфред, прозванный Волосатым, создавший Каталонию методом добровольно-принудительного объединения враждующих друг с другом крошечных графств.

Первоначально, в качестве римского военного укрепления, Бесалу защищал важную для империи дорогу. Потом, в XII-XIII веках, монахи-доминиканцы построили в нем свой монастырь и стали принимать паломников и лечить вернувшихся из крестовых походов рыцарей. Попасть в город и тогда, и сейчас можно лишь по мосту, перекинутому через речку Флувия. Стометровый семипролетный мост XI века до сих пор надежно защищает обитателей городка от непрошенных гостей и служит отличной завлекаловкой для туристов.

Проходя по сложенному из грубых камней мосту, взгляните вниз – там, в коричневато-зеленой речной глубине медленно и грациозно проплывают огромные рыбины. И не поймешь, то ли кусочек хлеба выпрашивают, то ли вопрошают о чем-то.

В Бесалу, как и во многих других хранящих историю каталонских городах, существовал еврейский квартал. С XII века до нас дошли ритуальные бани для омовений – миквы. Это самые древние бани на Иберийском полуострове. Они находятся под старым домом, ведут к ним скользкие мокрые ступени. В помещении под полукруглыми сводами в камне вырублена квадратная «ванна», куда вода поступает из естественных подземных источников. Миквы не всегда открыты для осмотра, так что для того, чтобы увидеть их, придется оказаться в Бесалу в нужное время.

В этом замечательном городе и люди живут необыкновенные. Кто-то не просто колбасой и хамоном торгует, а постарался превратить древнюю профессию в настоящее шоу, организовав в магазинчике музей колбасного производства.

А это Луис Каррерас. Всю жизнь он собирал коллекцию миниатюр, а потом решил выставить ее на всеобщее обозрение. Приходите, люди добрые, смотрите, восхищайтесь вместе со мной результатом кропотливого труда чудо-мастеров.

Экспозиция музея «Мир в миниатюре» организована по принципу «от малого к невидимому простым глазом». В первом зале в витринах выставлены традиционные для XIX века торговые лавки. Модистка, аптекарь, цирюльник – крохотные, но как живые. Настоящий «городок в табакерке». В следующем работы помельче, а в третьем – без огромной лупы и не разглядишь. Приятно, что большинство последних выполнено двумя российскими «левшами» – Андреем Риковановым из Санкт-Петербурга и Анатолием Кононенко из Омска. Я все искала блоху с подковой, не нашла. 

Русский дух витает и в замке Пуболь. Он вместе с Фигересом и Порт Льигатом входит в так называемый треугольник Дали.

   

Старый полуразрушенный дом с дырявой крышей, построенный в деревне Пера, что всего в 40 км от Фигереса, каким-то баронетом не то в XI-м, не то в XIV веке, и стал тем прекрасным замком, который Сальвадор Дали пообещал подарить своей Гала, когда они были молоды и страстно влюблены. Обещание он выполнил, но через 30 лет. Елене Ивановне Дьяконовой, которую первый муж Поль Элюар называл Гала (в переводе с французского – праздник, торжество), а Дали – Галарина или коротко та же Гала (в переводе с испанского – ласточка), исполнилось к тому времени 74 года. Она устала и жаждала лишь одиночества и покоя. По обоюдной договоренности муж мог приезжать к ней в замок только с ее письменного разрешения. Впрочем, Елена Ивановна всегда отличалась непоследовательностью – юным испанцам мужского пола вход в ее красную спальню не возбранялся.

В реконструкцию замка Дали вложил не только деньги, но и душу свою, и любовь. Здесь божественная Гала парит на облаке, а в роспись потолка художник искусно вписал собственный зрачок, объяснив это так: «Хочу, чтобы Гала, поднимая глаза, видела меня всегда в своем небе».

   

Он старательно выполнял все пожелания Гала. Она терпеть не могла батареи отопления, их прикрыли плетеными экранами. Однако не похулиганить художник все же не мог – взял и нарисовал на панели ту же батарею.

   

Столику в гостиной, где собирались гости, приделали страусиные лапы, а столешницу сделали стеклянной, чтобы сквозь дыру в полу прямо под ним видно было чучело лошади.

Пуболь – полная противоположность театру-музею в Фигересе. Замок – свидетельство частной жизни двух людей с непростыми характерами и судьбами. Порой здесь все так пронзительно грустно. Терраса, сооруженная по просьбе Гала, смотрит на засеянное какими-то злаками поле. Если сесть в кресло спиной к замку, а Гала проводила здесь много времени, то можно забыть, что ты в Испании, перед глазами типично русский пейзаж.

Скончалась г-жа Дьяконова летом 1982 года в возрасте 88 лет. Она похоронена в замковой церковной крипте. После смерти жены Сальвадор Дали перебрался в Пуболь и прожил в замке два года. Это были тихие спокойные годы, наполненные грустным одиночеством и работой.

Может быть, он тоже умер бы здесь, и они, как мечтали когда-то, легли рядом под заранее приготовленными плитами. Но случился пожар, Дали получил ожоги, лег в больницу и больше никогда не вернулся в Пуболь.

 

Любовь Булгакова, RATA-news