Калуга

Жизнелюбию и стойкости японцев можно только позавидовать

Продолжаем рассказ нашего корреспондента, побывавшего в Японии по приглашению Японской национальной туристической организации (JNTO).

Город Рикудзентаката в префектуре Иватэ в день Великого восточно-японского землетрясения 11 марта 2011 года был практически смыт с лица земли. Тогда погиб каждый десятый житель, более двух тысяч домов были разрушены.

Информационный центр рядом с придорожной станцией Таката Мацубара специально был построен с заметной треугольной крышей, чтобы привлечь внимание людей во время эвакуации в случае цунами. Крыша спасла жизнь троим людям, успевшим взобраться наверх до прихода волны. А волна пришла огромная – 14,5 метров. Это высота четырехэтажного дома.

Старая дамба Рикудзентакаты была пятиметровой, цунами об нее «споткнулось», но не потеряло страшной разрушительной силы. Новое защитное сооружение сделано с большим запасом по высоте – 12,5 метров. Жилые дома строят на возвышенностях чуть дальше от побережья, но многие жители Рикудзентакаты, в первую очередь, рыбаки, хотя жить, как и прежде, у моря. Для них возводят жилье в прибрежной полосе.

Украшением этих мест была трехсотлетняя сосновая роща Таката Мацубара, растянувшаяся вдоль побережья на два километра – как раз напротив дамбы. Основной ее массив составляли тридцатиметровые корабельные сосны. От всего этого великолепия осталось лишь одно дерево.

В первые дни после стихийного бедствия люди приходили к сосне, как к символу несгибаемой стойкости. Но сосна, чей возраст насчитывал 270-280 лет, вскоре засохла – ее корни не выдержали переизбытка соли в почве. На этом же месте стоит ее искусная копия, причем кору сохранили настоящую, а вместо сердцевины вставили карбоновый стержень. Если не знать, издалека сложно догадаться, что дерево ненастоящее.

До 2011 года белый песок и зеленые сосны Таката Мацубара входили в «100 японских ландшафтов», ради которых сюда круглый год съезжались туристы. В планах администрации города восстановить рощу. В новом парке посадят саженцы, выросшие из семян дерева, ставшего символом возрождения Японии после катастрофы.

Следующим утром группа журналистов перебралась в рыбацкий городок Кесеннума – это уже в префектуре Мияги, чуть южнее Рикудзентакаты.

Нас познакомили с Акихико Сугавара, президентом небольшой сакэварни Otokoyama Honten, вокруг которой во время страшных дней после цунами сплотились местные жители.

Он рассказал, что здание завода 1931 года постройки внесено в список охраняемых памятников городской архитектуры. Оно чудом пережило приход гигантской волны. Цунами принесло из океана рыболовецкое судно, разрушившее соседний склад с сырьем, но, к счастью, оно «не дотянуло» до цехов буквально несколько метров. «Оборудование и бочки для созревания сакэ избежали повреждений, мы пользуемся ими и сейчас», – объяснил президент Otokoyama Honten.

На следующее утро после землетрясения г-н Сугавара вместе с двумя сотрудниками сквозь горы мусора и обломков пробрался на завод, чтобы спасти забродившее сусло. Конечно, электричества, воды и газа не было, поэтому пришлось поддерживать необходимую для ферментации температуру с помощью оставшегося в подвале льда. Когда лед растаял, жители помогли найти генератор. И уже 21 марта Otokoyama Honten выпустил первую партию сакэ.

«В эти десять дней я часто испытывал замешательство и даже чувство вины, что для нужд завода отбираю электричество и воду у людей, потерявших все. Но жители Кесеннумы приходили ко мне и просили продолжать дело любой ценой. Все были счастливы, что сакэварня еще работает, ведь цунами разрушило многие промышленные предприятия, почти все местные продукты исчезли. Их слова побудили меня действовать», – сказал Акихико Сугавара.

История Otokoyama Honten получила большой резонанс в прессе, со всей страны посыпались заказы, все хотели помочь сакэварне в Кесеннуме.

Г-н Сугавара лично провел экскурсию по заводу, разрешил даже заглянуть в бочки с суслом, а потом пригласил на катер, чтобы показать подводное хранилище сакэ. По его словам, если укупоренные бутылки некоторое время хранить в морской воде, это заметно улучшает вкус напитка.

В Кесеннуме нас познакомили с людьми, которые после цунами также сумели начать жизнь с нуля. Гостевой дом Tsunakan принадлежит большой семье, когда-то очень зажиточной. Сейчас, помимо дома, они владеют устричной фермой. Нас встретила хозяйка Канно Итиё (на фото справа) вместе с ближайшей помощницей – женой ее брата.

Как и положено, рисоварка у японцев стоит перед домашним алтарем.

Под этот снимок просится подпись: «Журналист из Таиланда поражен тем, как его угощают в Японии».

Пусть читателей не вводит в заблуждение обилие еды на столах. И ведь это только закуски, потом было горячее и десерт. Но таких блюд – сколько ни ешь – все равно мало. Среди разнообразия яств с первого взгляда удалось идентифицировать только устрицы, морские гребешки и макрель. Впервые довелось попробовать тушеную с пряностями рыбу-меч. Очень вкусная, до сих пор мечтаю о добавке. Кстати, обед в ресторане Tsunakan был одним из самых изысканных за всю поездку.

На втором этаже обустроены гостевые комнаты в традиционном стиле, где для сна на татами раскладывают матрасы-футоны.

Итиё-сан рассказала, что выпало на долю ее семьи, впрочем, как и многих семей на побережье. На этом же месте когда-то стояло фамильное жилище семьи мужа Итиё-сан, потомственных рыбаков. Здание было полностью разрушено волной.

Конечно, им помогали волонтеры, незнакомые люди жертвовали деньги. Компенсация от государства и взятые на много лет кредиты позволили заново отстроиться. Хозяйка с мужем живут здесь же и считают себя очень счастливыми людьми, ведь у них в катастрофе никто не погиб. Правда, через месяц стихия все равно забрала жертву – сердце свекра Итиё-сан не выдержало стресса. Но год назад родился внук.

«Я принимаю свою судьбу и стараюсь идти по жизни с улыбкой», – мягко улыбаясь, сказала эта смелая женщина. В ее глазах на секунду блеснули слезы. Но уже в следующий момент она вновь увлеченно рассказывала о своей жизни после цунами. Но теперь уже слез не могла сдержать я, чем совершенно поразила хозяйку. Госпожа Итиё-сан захотела сфотографироваться со мной на память, еще и слезы мне утирала. Вот такие сильные духом люди живут на восточном побережье Японии.

Провожая журналистов, хозяйка, размахивая флажком на прощанье, вдруг крикнула: «Приезжайте еще, Наталья-сан!».

 

Наталья Панферова, RATA-news

Фото автора

Версия для печати