Тревелпорт

Приватизация памятников - дело спасения?

Идея губернатора Санкт-Петербурга Валентины Матвиенко о необходимости передачи зданий-памятников частным собственникам, обращенные к федеральным властям, - попытка сдвинуть с мертвой точки решение одной из важнейших для Петербурга проблем.

Способна ли приватизация памятников стать привлекательной для бизнеса? В значительной степени это будет зависеть от условий, предлагаемых инвесторам.

Наибольшие проблемы могут возникнуть с передачей в собственность зданий-памятников, находящихся в крайне неудовлетворительном состоянии. На взгляд председателя КГИОП Веры Дементьевой, именно такие объекты в первую очередь следует предлагать к приватизации. Между тем, опыт приватизации, которая шла в Петербурге с середины 1990-х годов (было продано около 120 памятников регионального значения и порядка 100 - федерального), показывает, что частный собственник приобретал тем или иным способом, в основном, достаточно благополучные памятники, не требующие крупных вложений в реконструкцию и реставрацию. Примеры, когда собственники проводили масштабные ремонтно-реставрационные работы, причем с соблюдением всех требований охранных обязательств, немногочисленны. Так, Московский индустриальный банк отличился при восстановлении особняка Паскевича на Английской набережной, 8. По соседству, в доме 6, представительство Чукотки недавно завершило работы, которые специалисты КГИОП называют образцово-показательными (использовались "настоящие" - дорогостоящие краски, фасады делались не цементные, а известковые, с пятилетним гашением и т.д.).

По оценкам экспертов, сегодня лишь немногие компании готовы вкладывать десятки миллионов долларов в реставрацию и реконструкцию особняков в центре Петербурга (как "ЛУКОЙЛ", намеренный инвестировать $37 млн. в восстановление особняка барона Штиглица на Английской набережной). КГИОП предъявляет жесткие требования к выполнению архитектурно-реставрационных задач, сохранению деталей исторических интерьеров, контролю качества работ (выполнять которые должны лицензированные реставрационные компании).

Впрочем, Вера Дементьева заверяет: "Мы стремимся работать не просто как надзорный орган, действующий по заявительному принципу, - мы настроены на сотрудничество с инвестиционными компаниями, застройщиками". Что же касается спроса на особняки и дворцы, нуждающиеся в серьезных инвестициях, то по мере развития рынка и повышения его "интеллектуальности" они будут все более востребованы: "Помимо соображений престижа, репутации, существует и экономическая логика. Если объект в хорошем состоянии, то его коммерческая стоимость растет, он может быть предметом банковского залога и т.д. Напрашивается сравнение с хорошей живописью, вложения в которую, как известно, всегда окупаются".

Создавая благоприятный климат для бизнеса, готового вкладывать в "памятную" недвижимость, город не должен искусственно ограничивать возможности инвесторов, предлагая им исключительно те объекты, которые пребывают в состоянии "руин". Как отмечает вице-губернатор Юрий Молчанов, "в каждом случае нужно очень много делать для привлечения инвесторов, подыскивая их, объясняя, помогая, договариваясь, уговаривая. Ведь понятно, что зачастую только частный бизнес может сохранить то, что осталось: следует помнить, что разрушения идут очень быстро и, промедлив еще несколько лет, мы можем потерять многие памятники. Учитывая все трудности, город стремится предлагать самые выгодные условия для инвесторов, но максимум из возможного сейчас - это договор на 49 лет с проплаченной вперед арендой. При таком условии его тяжело расторгнуть - с этой точки зрения у нас хорошие арендные договоры".

Однако примеры успешной реализации проектов передачи памятников в аренду на 49 лет единичны. Здание Андреевского рынка (федеральный памятник), которое предыдущий арендатор довел до разрухи, реконструировано - уже открыта первая очередь торгового комплекса. Полуразрушенное здание