Интурмаркет 2020 02.10

Восемь раз тайга, потом девять раз тундра – и будем дома

Продолжаем рассказ нашего автора о путешествии на Сахалин.

Обратный путь в Корсаков при штиле и солнце занял меньше трех часов. Прошли мы еще раз пролив Лаперуза, видели издалека японский остров Хоккайдо, обогнули мыс Крильон и по Анивскому заливу вернулись в Корсаков, откуда на машине поехали в Южно-Сахалинск.

Остановились в лучшей гостинице города – «Мега Палас Отель». Владельцы – корейцы, менеджмент – русский. Royal Suite приютил меня и моих двух любезных сахалинских хозяек. Номер был дороже, чем в московском «Ритце» или «Балчуге». Гостиниц в Южно-Сахалинске много, все новые, современные. И дорогие. На следующий день посетили городской рыбный рынок. Все, что было живым на Монероне, лежало там замороженным. Далее отправились в поселок Тымовское на севере острова. Теперь нашим транспортом была машина Nissan Patrol. Это не машина, простите, это танк-делюкс 4 тонны весом.  

Менялась природа-растительность-море-небо-дорога. Сахалин – огромный ботанический сад, где соседствуют береза и тис, ель и акация, лиственница и дикий виноград, пихта и гортензия. Юг Сахалина роскошен. Синие горы, изумрудно-зеленая растительность. Самая же главная тайна природы островов – травы-гиганты. К концу лета поднимаются до трехметровый высоты шеломайник, какалия, сахалинская гречиха, а знаменитое растение медвежья дудка вырастает до четырех метров. Поражает своими размерами и белокопытник, который сахалинцы называют лопухом: в августе он достигает высоты трех метров, а диаметр листьев – полутора-двух метров.  

Охотское море, вдоль которого идет дорога на север, часто серое. Но в тот день оно было синим. Рыбацкие станы с многокилометровыми сетями и примитивными вагончиками для жилья, полупокинутые маленькие деревушки и городки, где жизнь угасла после развала СССР и до сих пор не возродилась.

Факты к размышлению. В 1905-1945 годах юг Сахалина принадлежал Японии. На этом пятачке жило, кормилось, экспортировало рыбу и продукты 5 миллионов японцев. Им хватало половины острова. Сегодня вся Сахалинская область – 500 тыс. человек, которые ничего не производят, кроме мороженой горбуши и икры. Мясомолочная промышленность практически умерла. Лишь кое-где сохранились частные стада и молокозаводы. Консервная промышленность, угледобыча – умерла. Продукты в магазинах и на рынках – из Китая, Японии и Кореи.

Пока эти мысли бродили в голове, глаза радовались и природе, и погоде. Мы восхищались фиолетовыми полями иван-чая, кулисными горами Восточной гряды, запахами разнотравья и моря.

Сахалин организуют две горные гряды, тянущиеся слева и справа по всему острову, и две низменности между ними. Восточная гряда тянется вдоль Охотского моря. Ее возраст 60 млн. лет. Западно-Сахалинские горы, пролегающие вдоль Татарского пролива, насчитывают около 2 млн. лет. На Курилах около 40 действующих вулканов.

Тайга сменялась тундрой и вновь тайгой. Леса сменялись болотами, вновь лесами. Мои спутницы, подруга и ее сестра, женщины с юмором, посчитали, что надо проехать восемь раз тайгу, потом девять раз тундру – и будем дома. По дороге можно было (но не нужно!) купить камчатских крабов (часто они двух-трехдневной свежести), прекрасные пирожки, корейскую выпечку пян-се и манты.

Везде были видны следы деятельности сахалинских шельфовых проектов по добыче газа и нефти. Вырубленные, как будто обритые, просеки в густых хвойных лесах с желтыми торчавшими из земли трубами указывали на места залегания трубопроводов Exxon, «Сахалин Energy», «Газпром» и т.д. Весело было узнать при этом, что большинство поселков на острове не газифицировано!

Практически все 500 км мы ехали по гравию. Если сразу после дождя не проходит грейдер, появляются опасные «гребенки» и провалы. Тут наш японский «танк» Nissan был незаменим. Дорога заняла почти 9 часов. Пересекли практически весь остров с юга на север: длина Сахалина около 950 км.

Продолжение следует…

 

Лариса Махоткина, специально для RATA-news

Версия для печати