Travelport с 18 января

«Глэмпингам лучше остаться за пределами заповедников и нацпарков»

Наступление модного формата глэмпингов на особо охраняемые природные территории (ООПТ) в последние годы становится все активнее, а нежелание руководства заповедников пускать к себе таких арендаторов вызывает у бизнеса недоумение. Эксперты рассказали RATA-news, могут ли глэмпинги решить проблему развития экотуризма на природных территориях с особым статусом.

Несмотря на то, что в нашей стране пока не существует правового поля для работы глэмпингов, предприниматели видят успех формата за рубежом, чувствуют запрос в России и рвутся что-то строить. «Само понятие глэмпинга в России не стандартизировано, вы не найдете его ни в ГОСТе, ни в законе, при этом он начал приобретать ощутимое маркетинговое значение, хотя пик шумихи вокруг этого формата, пожалуй, прошел. Сама по себе концепция предполагает сочетание гламура и кемпинга, возможность размещения в дикой природе, но с высоким уровнем комфорта. С потребительской точки зрения это то, что нужно людям», – говорит директор по охране окружающей среды и устойчивому развитию курорта «Роза Хутор» Дмитрий Колосов.

С одной стороны, глэмпинги кажутся эксперту интересными и перспективными, ведь на туристах с рюкзаками и палатками могут заработать только продавцы экипировки и транспортные компании, которые осуществляют заброску группы на тропу. В развитии более доступного, комфортного и безопасного природного туризма участвует значительно больше субъектов, а значит больше рабочих мест и сопутствующих бизнесов. «С точки зрения бизнеса более перспективно развитие массовых продуктов, потому что это генерирует денежный поток, позволяет возвращать инвестиции. Однако есть и другая сторона. Как формат глэмпинг довольно требователен к месту размещения. Должен быть красивый вид, уединенность и тишина. Такое не найдешь вблизи большого города, надо удаляться, в том числе, и от магистральных инженерных сетей», – рассуждает Колосов.

Иными словами, предпринимателю придется всерьез заняться вопросами ресурсообеспечения, иначе есть риск получить проблемы с отоплением, освещением и стоками. В значительной степени все это увеличивает инвестиции в объект, а также вызывает вопросы о соответствии строгим и далеко не совершенным законодательным требованиям. «Сейчас на рынке избыток предложения, ориентированного на неподготовленного инвестора, который оперирует последними деньгами и ведется на хайп вокруг роста внутреннего туризма. В целом же в мировой практике формат глэмпингов многократно себя оправдывал, он интересен», – оценивает положение дел Дмитрий Колосов.

Он привел пример Иордании с объектом всемирного наследия – пустыней Вади Рам. Это особо охраняемая природная территория, район проживания бедуинских племен. Там довольно широко представлены разного уровня комфорта средства размещения, в целом попадающие под определение глэмпинга. Страна охотно санкционирует развитие такого бизнеса, так как видит в нем источник роста благополучия местного сообщества. В России такое также было бы возможно при комплексном подходе к вопросу, но пока этого не происходит.

Директор Хакасского природного заповедника, председатель комитета РСТ по экологическому туризму Виктор Непомнящий считает глэмпинг модным веянием, которое в какой-то части может снять напряжение между бизнесом и ООПТ – но все же лучше, если такие объекты будут размещаться за пределами охраняемых природных территорий. «В заповедной зоне бизнес всегда рискует. Было бы эффективнее развивать такие формы сотрудничества, как туристско-рекреационный кластер. Мы не нарушаем закон, когда глэмпинги находятся за границами охранной зоны, при этом наши объекты показа могут быть вовлечены в единый турпродукт», – говорит г-н Непомнящий.

В 2022 году, к примеру, в Хакасии начнется строительство туристического кластера «Горный». Он предполагает создание нескольких инвестиционных площадок на прилегающих территориях. Заповедник заинтересован в проекте. «Мы заинтересованы, чтобы кластер был и там работали легальные предприниматели. Нам важно иметь нормальные взаимоотношения с ними. Планируются и глэмпинги, и кемпинги, и центр травничества», – продолжает собеседник.

Руководитель комитета РСТ по развитию устойчивого туризма Вита Саар также считает формат глэмпинга не вполне подходящим для природной территории в силу технических особенностей. «Сейчас идет активное движение глэмпингов на природные территории, все говорят про некапитальное строительство, возведение купольных объектов, тентово-палаточных глэмпингов. А я против», – сказала г-жа Саар. По ее оценке, деревянное строительство, применение таких материалов как дерево-бетон, более соответствуют критериям устойчивости просто потому, что они прослужат дольше.

«Когда мы говорим о строительстве на природной территории, то понимаем, что на объект так или иначе заедет тяжелая техника и рабочие. Сколько прослужит глэмпинг? Через пять лет на площадку с зеленой порослью снова потянется техника. Не уверена, что это экологичное решение», – говорит собеседница. Кроме того, по ее мнению, утилизация тентов, пропитанных антипожарными и противогрибковыми составами, тоже вызывает вопросы.

«Каждая территория уникальна и нельзя говорить про какой-то стандартизированный подход. Нужно разрабатывать мастер-план и проект строительства под нее. Строить и управлять объектами должна, на мой взгляд, одна и та же компания, чтобы свой опыт она могла распространять на разные свои проекты. Знаю, что на «Роза Хутор», к примеру, это уже работает. И подчеркну, что развивать территорию нужно комплексно», – уверена Вита Саар.

Наталья Рудакова, специально для RATA-news